1534914388_2018-08-22-0001

 

Епископ Леонид (Толмачев) – досадная ошибка Священного Синода!!!

Побывал недавно в Оптиной пустыни. Пообщался с братией. Обычно они не особо делятся своими бедами. Но все же удалось узнать и понять общественное мнение относительно нового наместника Оптиной пустыни. Конечно, о. Венедикта заменить в наше время вряд ли кто-то сможет, но все же, думается, всем православным хотелось, чтобы Оптина пустынь, как и прежде хранила традиции преподобных Оптинских Старцев и оставалась такой же святой.
Что же мы имеем в результате. А активная раскрутка в сети интернет нового наместника, епископа леонида толмачева он рассказывает о себе в розовом цвете. Но о себе, достойном похвалы, можно говорить сколько угодно. Интернет пестрит рекламными статейками. А для человека православного важна правда. А она, как всегда, горька.
Многие православные в нашей стране действительно верят, что решение Священного Синода – это воля Божия. Однако иногда постулаты архиереев, к сожалению, не способны на выработку конструктивных предложений. Так что, увы, некоторые определения показывают свою неэффективность. И тогда, соответственно, общественное сознание попросту не принимает внедряемых решений. И несогласие многих верующих очевидно.
Правда состоит в том, что из них, верующих немалое число архиереев, которые так же считают ошибкой назначение наместником Оптиной пустыни епископа Леонида (Толмачева), освободив его от управления Уржумской епархией.
Парадокс в том, что картина принятия такого необдуманного решения ясна. В Троице-Сергиевой Лавре когда-то наместником был назначен молодой архимандрит Феогност, ставший впоследствии епископом. И это избрание оказалось в действительности эффективным.
Назначение же молодого епископа Леонида на должность наместника Оптиной пустыни — это своего рода калька на событие связанное с владыкой Феогностом.
Но разница в том, что владыка Феогност начинал свой монашеский путь в пустыне Кавказа, прежде чем оказался в Лавре, а епископ Леонид в Темирязьевской сельскохозяйственной академии. Епископ Феогност учился молитве Иисусовой, и был избран из числа Лаврской братии практически решением самой братии. А 43-летний епископ Леонид до этого изучал в ВУЗе как управлять скотами. И прибытие его в монастырь из мирской суеты ни как не сравнимо.
Причем он, не задумываясь, прихватил с собой из Уржумской епархии штат мирских женщин: юриста, бухгалтера и секретаря-келейницу.
Теоретически, конечно, можно допустить, что он поступил опрометчиво, не задумываясь над тем, как это будет выглядеть со стороны.
А инициатива эта вдруг обнародовалась, и недоверие нового наместника к братии сразу же отразилось на «доверии» к прибывшему епископу.
Неужели нельзя было выбрать себе секретаря из братии, состоящей в количестве 200 человек? увы, нет. Все женское управление Ужрумской епархии перебралось в Оптинй пустынь.
Отсюда и народное мнение о том, что данный епископ не на своем месте. Его «прощальное выступление на кафедре Уржумской епархии» обозначило четкую задачу дальнейших действий нового наместника Оптиной пустыни. Епископ Леонид несколько раз повторил, что отправляется в Оптину пустынь «исправлять братию».
Насколько горделиво и странно такое стремление не мне вам говорить. Ведь Оптина пустынь и сейчас для многих архиереев является оплотом Православия и подвижнической жизни. И это мнение не нуждается в доказательствах.
Нескромно, да и как-то не по-монашески новоиспеченному владыке Леониду, прожившему в Оптиной каких-то 10 лет «исправлять маститых оптинских архимандритов и игуменов». Исправлять 200 человек, которых он не собирал, а уже с легкостью готов расточать. И, поверьте, уже расточает.
Такое выражение как «исправлять», более подходит для речи офицера юстиции, назначенного начальником в колонию общего режима, а не во святой общежительный монастырь.
Все же в рамках одной статьи невозможно описать всех дел, которые за один месяц своего пребывания в Оптиной наворотил новый наместник. Поэтому ограничусь только отдельными примерами.
Начну с игумена Никиты (Сурикова), исполнявшего обязанности наместника, после смерти покойного архимандрита Венедикта.
Игумен Никита назначен Его Святейшеством благочинным Оптиной пустыни очень давно, еще до такого как Денис Толмачев появился в Оптиной пустыни. Замечу, что решение по назначению благочинного в Оптиной пустыни принимает сам Святейший Патриарх. Наместник монастыря такими полномочиями не обладает априори.
Тем не менее епископ Леонид, в первые же дни своего пребывания в обители, отстранил игумена Никиту самолично. При этом припомнил ему старую обиду, когда тот в незапамятные времена, как благочинный, понуждал его посещать монастырские богослужения.
Не хочу сказать, что именно часто так и бывает, потому что обычно подобное происходит в мирском, гражданском обществе. Когда приходит новая метла и по-новому метет.
Тем не менее такая практическая реализация не поощряется и даже считается в мирском аспекте «правилом плохого тона».
К таким начальникам, которые приходят на все готовое, да еще и явно стараются как-то опорочить предыдущего хозяина, сразу возникает всеобщая неприязнь в коллективе.
Больше того, в результате неадекватного поведения начальника страдают неповинные люди. Под негласные репрессии попало и все окружение Игумена Никиты, сразу же оказавшееся в опале. По-настоящему обидно, что такое допустимо в мужском монастыре.
Но оно по сути своей и недопустимо. Просто ошибка. А новый епископ, непрестанно говорящий о своем «беспрекословном послушании священноначалию» на самом-то деле на Его Святейшество и на весь Священный Синод наложил большую кучу, извините…
Еще один яркий пример неудовлетворительной практической реализации. И если смена послушаний в обители – дело наместника. То смена благочинного и духовника – только во власти Патриарха. Это в монастыре знают все – даже мы, миряне.
Есть такое слово «гнобить». И это слово, к изумлению всего православного мира, в Оптиной пустыни как раз сейчас набирает вес.
Для Оптиной новый наместник – по-прежнему актуальнейшая проблема. Думается, никому доказывать это нет необходимости. Сейчас, спустя месяц пребывания владыки Леонида, большинство братии живет надеждой, что Священноначалие все же не умоет руки, как Пилат и не будет заниматься другими проблемами, оставив очевидную, весьма немалую, без внимания.
Все настоятели Оптиной отличались простотой, смирением и скромностью. А здесь помпезность, значимость, важность, с явным желанием править и исправлять все. Ведь до него все было сделано «не так и неправильно».
И еще один пример. Во время первых дней настоятельства епископа Леонида умер известный почитаемый многими православными оптинский насельник игумен Патапий (Зобков).
Но епископ Леонид «был занят» и не пришел, ни на отпевание, ни на погребение. А ведь это не какой-нибудь вновь пришедший трудник или послушник, на которого не обратил внимания новый наместник, а человек, больше полови

ны своей жизни отдавший служению Богу в Оптиной пустыни.
Вот такая скорбь посетила оптинскую братию. Но возможно, я и вы забыли, что епископ Леонид прибыл в Оптину «исправлять братию», а не любить ее, и не служить ей, как это заповедано не только Священноначалием, но и Самим Господом Иисусом Христом.